Досточтимый Матье Рикар. Неудобная правда: об обращении с животными

Матье Рикар – буддийский монах, автор нескольких философских книг и переводчик Далай-ламы. По образованию он ученый-генетик, защитил диссертацию в Институте Пастера во Франции под руководством нобелевского лауреата Франсуа Жакоба. Более 40 лет назад движимый стремлением изучать «не бактерии, но ум и механизмы, управляющие состояниями счастья и страдания», Матье Рикар оставил науку и посвятил себя практике буддизма.


«Когда мы произносим слова “права человека”, отсюда косвенным образом вытекает, что люди имеют особое право на эксплуатацию других животных. Однако это ошибочное мнение. Если говорить о праве на мирную жизнь, то тут у всех существ равные права. Все живые существа в равной мере испытывают боль и удовольствие, а потому все они имеют равное право на существование».
Его Святейшество Далай-лама XIV

Если бы мы могли свести всю этику к одному-единственному праву, то это было бы право не испытывать страданий, всеобъемлющее, фундаментальное право живых существ. Его Святейшество Далай-лама часто упоминает, что буддийская философия – это прежде всего воззрение о взаимозависимости всех явлений и практика ненасилия. Под ненасилием здесь подразумевается непричинение вреда людям, животным, а также окружающей среде. Воззрение о взаимозависимости относится к аспекту мудрости [духовного пути], к постижению действительности, тогда как ненасилие – к аспекту сострадания.

Возможно, вы помните документальный фильм об окружающей среде «Неудобная правда» Альберта Гора. То, как мы эксплуатируем животных и обращаемся с ними, по аналогии можно назвать крайне «неудобной правдой». Неудобна она потому, что, хотя у нас и может присутствовать некоторая доля сострадания к животным, мы все же испытываем довольно сильное [внутреннее] сопротивление, когда пытаемся составить объективную картину нашего обращения с ними.

Вначале я бы хотел коснуться этической составляющей [использования животных], рассмотрев воздействие промышленного животноводства на окружающую среду. Я не климатолог, однако этот вопрос вызывал во мне столь живой интерес, что я провел собственное исследование, результаты которого затем были выверены учеными.

Воздействие производства мяса на окружающую среду

Во-первых, 99 процентов мяса в наши дни производится не пастбищным, а промышленным животноводством. Это относится ко всем видам сельскохозяйственных животных. Подобная практика ведет к образованию парниковых газов в количестве 18 процентов от общего объема выбросов парниковых газов, вызывающих глобальное потепление. Такие выбросы состоят как из метана, так и двуокиси углерода, образующихся в процессе транспортировки, а также переработки кормов и мясной продукции. Метан, производимый мясной промышленностью, в двадцать пять раз активнее влияет на возникновение парникового эффекта, чем двуокись углерода, хотя он и рассеивается примерно через десять лет, тогда как двуокись углерода сохраняется около ста лет.

Опираясь на эти факты, Межправительственная группа экспертов по изменению климата в своем докладе для ООН указала, что одним из наиболее быстрых и простых способов значительно снизить парниковый эффект было бы сократить потребление мяса.

В качестве дополнительной иллюстрации стоит добавить, что производство 1 килограмма мяса с учетом использования угодий, кормовых продуктов и произведенного метана создает в 50 раз больше парниковых газов, чем производство 1 килограмма пшеницы. Отходы от мясного производства служат одним из основных источников загрязнения – они оказывают воздействие на состояние воздуха и рек, ведут к появлению мертвых зон в океанах и так далее. Только в Соединенных Штатах мясная промышленность производит в 130 раз больше отходов, чем все население страны. Это огромная разница.


Фото Константина Мамышева

Кормовая дилемма

Более глубокого рассмотрения заслуживает этическая сторона влияния мясного производства на различные сообщества. Как правило, наиболее бедные страны страдают от действий наиболее богатых. Чтобы произвести 1 килограмм мяса для тех, кто может его себе позволить, требуется 10 килограммов растительного белка, который можно было бы использовать для пропитания бедных стран. Один акр земли может прокормить одного мясоеда или двадцать веганов. И подобный разрыв будет лишь усугубляться, так как, согласно имеющимся прогнозам, к 2050 году масштабы мирового производства мяса удвоятся.

Этическая сторона вопроса заключается в том, что страны, которые в большей мере способствуют глобальному потеплению, а это богатые страны, причиняют серьезный ущерб бедным странам, в меньшей степени способствующим глобальному потеплению. Более бедные страны испытывают дефицит воды, которая там нередко загрязнена. Порой женщинам приходится просыпаться в четыре часа утра и преодолевать 10–20 километров лишь для того, чтобы набрать воды. Для производства 1 килограмма мяса требуется в 50 раз больше воды, чем для 1 килограмма пшеницы.

В настоящее время животноводство и производство мяса занимают примерно две трети доступных сельскохозяйственных угодий. Но кто ест это мясо? Люди из наиболее богатых стран. Жителям Индии в среднем достается пара килограммов мяса в год, тогда как жители Соединенных Штатов ежегодно потребляют 120 килограммов. Это примерно в 60 раз больше мяса на человека.

Если коснуться темы здоровья, то в Соединенных Штатах 60 процентов всех имеющихся антибиотиков используются для поддержания жизни промышленных сельскохозяйственных животных до момента их забоя. Эти лекарства могли бы использоваться в медицинских целях в бедных странах.

Одной из причин подобного использования антибиотиков служит то, что промышленное сельское хозяйство не предусматривает ухода за отдельно взятым животным. Известен случай, когда девяносто тысяч кур на птицеферме обслуживали три человека. Вместо оказания помощи конкретному животному антибиотики массово применяли ко всей популяции в целях профилактики и лечения заболеваний. Подобные решения зачастую приводят к возникновению новых патогенных микроорганизмов и резистентности к антибиотикам, а отходы, содержащие антибиотики, попадают в землю и реки, что приводит к их загрязнению и, как следствие, пагубному воздействию на окружающую среду.

В действительности если бы мы перераспределили 775 миллионов тонн зерна, ежегодно используемого для кормежки скота, то могли бы прокормить 1,4 миллиарда человек в самых бедных странах, просто прекратив употреблять мясо. Если бы все жители Северной Америки решились на один день воздержаться от употребления в пищу мяса, то зерном, предназначенным для получения этого мяса, можно было бы целый год кормить 25 миллионов нуждающихся.

Но, даже если нас не волнуют бедные страны, отказ от употребления мяса полезен и для нас самих. Исследование, в котором приняли участие более 500 тысяч человек, выявило 20-процентное увеличение риска рака толстой кишки при употреблении в пищу мяса. По моим подсчетам, сократив потребление мяса, смертельных исходов, связанных с раком, могут избежать 11 процентов мужчин и 16 процентов женщин по всему миру. Это имеет важнейшее значение, если мы говорим о здоровье.


Фото Константина Мамышева

Уменьшение биоразнообразия и ухудшение состояния окружающей среды

Во всем мире ежегодно уничтожается 120 миллиардов наземных и 1,5 триллиона морских животных, попадающих к нам на стол. Компания «Тайсон Фудс» забивает 10 миллионов кур в неделю, а чрезмерный вылов рыбы постепенно ведет к исчезновению многих видов рыб, что оказывает катастрофическое влияние на биоразнообразие. Коммерческое рыболовство все глубже и глубже проникает в океаны. Для начала они истребили виды, живущие ближе всего к поверхности, – многие из тех, что еще сотни лет были в изобилии, теперь исчезли. Затем стали ловить рыбу в более глубоких водах, а теперь выскабливают дно океана, чтобы добыть рыбу для потребления человеком и производства кормов для домашних животных. Такая практика оказывает ужасающее влияние на биоразнообразие в Мировом океане. Около 95 процентов популяции китов исчезло. 

Хуже того, количество отходов и масштаб побочного ущерба беспрецедентны. К примеру, из-за установленных правил рыбакам, занимающимся выловом креветок, запрещается хранить их вместе с другими выловленными видами. Однако для ловли креветок необходимо использовать трал, из-за чего в сети попадает и гибнет множество форм океанской жизни. На каждые 0,5 кг пойманных креветок приходится еще 13 кг пойманных в сети, погибших, а затем выброшенных обратно в воду морских обитателей.

Вероятно, одним из ключевых вопросов остается свойственное нам общее отношение к животным, которые, по нашим представлениям, должны служить нам источником пищи и не представляют никакой иной ценности. Менеджер мясной компании «Wall» как-то сказал: «Племенную свиноматку следует рассматривать как ценный механизм, функция которого состоит в том, чтобы выталкивать поросят подобно тому, как колбасный аппарат выдает нам колбаски». Весьма впечатляющее высказывание в адрес других живых существ.

Приведу некоторые факты: 99 процентов животных выращивают на мясо в стенах промышленных ферм. Прежде чем их забьют, они проживут примерно шестнадцатую часть от своей нормальной продолжительности жизни в ужасных условиях. Корова, срок жизни которой обычно составляет от десяти до пятнадцати лет, живет шесть месяцев. Курица, как правило, проводит свою столь же урезанную жизнь на участке меньшем, чем лист бумаги. Для получения мягкой и красивой телятины телят помещают в ограниченные блоки, где они не могут даже повернуться. Список можно продолжать. Однажды взглянув на это, вы будете ошарашены тем, что творят промышленные фермы.


Фото Константина Мамышева

Почему мы так относимся к животным?

Вопрос в том, почему мы так поступаем? Оттого ли, что убеждены, что люди гораздо выше других существ? Если это так, то какое определение мы дадим тогда альтруизму, под которым обычно подразумевается признание ценности других живых существ и проявление заботы о них? 

Мы были свидетелями геноцида, например в Руанде, где жизнь людей обесценивалась, и с ними обращались как с паразитами. С животными мы идем на один шаг дальше: мы относимся к ним как к предметам, товарам и сельскохозяйственной продукции. Это отражено в словарях. Вместо того чтобы употребить слово «убийство», говорят о «заготовке» животных, словно животные – это предметы. Полагаю, что корень такого отношения кроется в идее превосходства человека. Мы говорим: «Люди так разумны, так умны. Они представляют ценность в долгосрочной перспективе, у них может быть прекрасная жизнь; у животных всего этого нет». Уместное замечание на этот счет делает западный философ Иеремия Бентам, заявляя: «Вопрос не в том, умеют ли они рассуждать, и не в том, могут ли они говорить, а в том, способны ли они страдать?» С этой точки зрения, если тебе перерезают горло ножом, не суть важно, корова ты или же профессор в университете, – никто не желает испытывать подобные страдания.

Следовательно, я считаю чувство превосходства одной из главных причин нашего отношения к животным. Есть ряд контраргументов вроде: «Природа так устроена, животные едят друг друга». Но какой тогда смысл в более высоком уровне интеллекта, если мы не способны испытывать более глубокого сострадания? В действительности животные едят ровно столько, сколько необходимо, они не повышают до бесконечности свои потребительские запросы. Кроме того, до недавнего времени люди утверждали, что животные не страдают. Теперь же было обнаружено, что у рыб есть нейромедиаторы, которые сигнализируют о боли. Было обнаружено, что омары, когда их помещают в кипящую воду, неимоверно страдают. Таковы последние научные данные.

Мысль о том, что мы настолько превосходим остальных, что можем делать все, что нам заблагорассудится, – ложь с этической точки зрения. Вот цитата лауреата Нобелевской премии по литературе Исаака Башевиса-Зингера, вся семья которого была уничтожена в концентрационных лагерях. Он был настолько поражен сходством между тем, что пережила его семья, и нашим обращением с животными, что обозначил следующее. Человек, сказал он, сам себя убедил в том, что «все другие существа были созданы лишь для того, чтобы обеспечить его пищей, шкурами, и что их допустимо мучить и истреблять. По отношению к ним все люди выступают в роли нацистов, и для животных это бесконечная Треблинка». В случае с животными разница лишь в том, что мы проделываем это с ними снова и снова, год за годом, везде и всегда. Рассуждая об этом положении дел, порой говорят, что о величии страны и ее нравственном прогрессе можно судить по ее отношению к животным.

Здесь мы имеем дело с проблемой, которая огромна, необъятна, но при этом решить ее очень просто. Это не требует того, чтобы мы прекратили путешествовать, не требует, чтобы мы отказались от большинства наших привычных действий. От нас требуется всего лишь одно простое решение: перестать есть мясо. Это так просто. Все остальное в вашей жизни останется без изменений. 
И напоследок цитата Джорджа Бернарда Шоу: «Животные – мои друзья, а своих друзей я не ем».


Фото Константина Мамышева

ОБСУЖДЕНИЕ ДОКЛАДА ДОСТОЧТИМОГО МАТЬЕ РИКАРА С ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВОМ ДАЛАЙ-ЛАМОЙ

Его Святейшество Далай-лама: Во время моего первого визита в Японию гид показал мне крупную птицеферму, где в малюсеньких клетках содержалось около двухсот тысяч кур. Это напоминало тюрьму для наседок, где спустя два года, когда куры теряли способность откладывать яйца, их убивали.

Матье Рикар: Зачастую все обстоит гораздо хуже. Крупные предприятия не способны оказывать помощь отдельно взятым животным, поэтому, когда производство яиц несколько снижается, как правило, дешевле убить девяносто тысяч кур и начать все с нуля, чем искать какие-то иные способы наращивания производства.

Его Святейшество Далай-лама: На мой взгляд, ваш доклад довольно убедителен. Благодарю вас. Еще одно соображение состоит в том, что многие люди с детства учатся ловить рыбу и охотиться, не заботясь при этом о жизни животных и их боли. И порой подобное отношение в дальнейшем распространяется и на людей. Мы нередко становимся свидетелями такого поведения, когда люди не принимают в расчет чужую боль – открывают пальбу, избивают других людей.

Наши сострадание и забота должны начинаться с мельчайших животных, в том числе насекомых, хотя мои отношения с комарами далеки от идеальных. В тибетском сообществе нам с детства прививают привычку не убивать даже самых маленьких и, казалось бы, незначительных животных, например насекомых. Сегодня же мы слышим о гибели сотен тысяч животных, но остаемся к этому безучастны. Полагаю, что это очень серьезная проблема. Наши любовь и сострадание, наше уважение ко всем животным, начиная с самых мелких насекомых, служат основой для того, чтобы сделать мир подлинно сострадательным.

Когда мне было около тринадцати, тибетское правительство постановило, что всем кадровым чиновникам надлежит быть вегетарианцами. Это спасло от мясников более десяти тысяч животных.

В 1960-х годах в тибетском лагере беженцев на территории Индии была открыта птицеферма – это был один из источников дохода. Мне сказали, что она предназначается лишь для производства яиц, но не для забоя кур. Мы одобрили это, однако исключили возможность создания прочих животноводческих ферм. Когда же я задал вопрос относительно участи кур, утративших способность откладывать яйца, мне сообщили, что их убивают. Тогда я обратился к хозяевам фермы, сказав, что если производство яиц имеет принципиальное значение для их благосостояния, то я не вправе что-либо требовать, но если же оно не играет сколько-нибудь решающей роли, то ферму нужно закрыть. Сейчас все птицефермы закрыты, и на сегодняшний день на всех кухнях в наших монастырях и официальных учреждениях готовят исключительно вегетарианские блюда.

Однако сам я не являюсь вегетарианцем. В 1965 году я полностью перешел на вегетарианство – никаких яиц, ничего такого. Вместо этого я обильно употреблял в пищу сливки и орехи, а спустя полтора года у меня возникли проблемы с желчным пузырем, и у меня диагностировали желтуху. Мои кожа, глаза, ногти – все стало желтым. Аюрведический врач порекомендовал мне вернуться к первоначальной диете. Так что я несколько противоречу сам себе, когда говорю людям о пользе вегетарианства, сам им не являясь.

Джон Данн: Как мы услышали от Грега Норриса, даже если человек не может стать строгим вегетарианцем, сокращение потребления мяса все же способно оказать огромное влияние не только на решение проблемы жестокого обращения с животными, но и на окружающую среду. И поскольку сокращение потребления мяса служит одним из самых простых способов оказания положительного воздействия [на окружающую среду], мы обращаемся ко всем с просьбой хотя бы немного сократить потребление мяса. Необязательно быть строгим вегетарианцем, чтобы внести свой вклад.

Его Святейшество Далай-лама: Да, на моей кухне раз в неделю готовится невегетарианская пища, в остальных же случаях все блюда вегетарианские.

Из книги Ecology, Ethics, and Interdependence. The Dalai Lama in conversation with Leading Thinkers on Climate Change. Edited by John Dunne and Daniel Goleman. Wisdom Publications, 2018.


0 0
Просмотров: 77 Размещено:

Новое:

Смотрите также:



Архив новостей:

Февраль 2020 (31)
Январь 2020 (21)
Декабрь 2019 (29)
Ноябрь 2019 (8)
Октябрь 2019 (4)
Сентябрь 2019 (36)